Свободные Радикалы: Антигуманизм российских консерваторов

среда, 24 января 2007 г.

Антигуманизм российских консерваторов

Отношение к человеку как высшей ценности принципиально отличает западную консервативную традицию от ее российского варианта.

Современный западный консерватор, обозначаемый термином «правый», – это в первую очередь «либеральный» консерватор, чье мировоззрение уходит корнями в трактаты Джефферсона, Токвилля или Гегеля и стоящую за ними философскую традицию. На российской почве все «правое» каким-то дурным образом превращается в клерикально-националистические отповеди в духе «православных» истерик с портала «Правая.ру».

Русский консерватизм и правая идеология оказывается ближе к консерватизму религиозных фундаменталистов или политических романтиков 19 века, чем к либерально-консервативной традиции западного гегельянства. До сих пор отечественные консерваторы в лучшем случае ссылаются на фашизоидного Ивана Ильина. Современные столпы неоконсерватизма им незнакомы и чужды.

Ценностные (и философские) ориентиры российских консерваторов до сих пор обращены к религиозной философии рубежа 19 и 20 вв., а то и еще дальше – к богословским причитаниям средневековых монахов. Вспомнить хотя бы продолжающий жить миф о России как «третьем Риме», чье квази-мессианство уже трансформируется в ублюдочные доктрины наподобие «великой энергетической сверхдержавы».

Традиция философского скептицизма, взятая на вооружение европейской консервативной мыслью начиная с Джона Драйдена и Александра Попа, глубоко гуманистична. Она же тесно связана с гуманизмом Мишеля Монтеня и экзистенциальным христианством Блеза Паскаля.

Этот философский скептицизм еще со времен поздней античности воспринимает человека таким, какой он есть, а не подстраивает его под религиозно-мессианские утопии. Через агностицизм он находит свое продолжение в нравственной философии Иммануила Канта – одного из столпов европейского либерализма. Здесь же формулируется понимание человека как высшей цели, которая никогда не должна быть средством. Неприкосновенность человеческой личности и терпимость к другим людям и их различиям стали фундаментальными ценностями.

Консервативно-скептический взгляд на мир и человека европейских гуманистов и просветителей чрезвычайно чужд той экзальтированно-религиозной философской традиции, к которой до сих пор апеллируют современные российские мракобесы. Поэтому им так чужда идея автономности человека, его независимости и свободы.

Последствия указанного разночтения мгновенно сказываются на политической практике российских консерваторов. Вместо защиты идей прав человека – их откровенное попрание, вместо ограничения государственного вмешательства – целый культ государственной власти.

Консервативные центристы из «Единой России» заняты исключительно ограничениями прав личности и возвеличиванием государства, в то время как их политические собратья: американские республиканцы, немецкие христианские демократы или французские правые - никогда не позволят себе ограничивать права человека за счет усиления государства.

Что уж говорить об откровенных националистах наподобие депутата ГД РФ Натальи Нарочницкой (фракция «Родина»), которая в своем интервью «РБК daily» (от 17 января) договорилась до того, что отказалась воспринимать голландского правого популиста Пима Фортейна как правого политика только потому, что он был геем. «Если к правым относят даже покойного голландского гомосексуалиста и левака Пима Фортейна, то это просто вырождение», - заявила Нарочницкая.

Толерантность, позволившая западным консерваторам сформировать совершенно адекватную позицию в отношении ЛГБТ-эмансипации, не находит среди российских консерваторов никакого отклика. Отсюда – общая нетерпимость российских правых к любым меньшинствам: от сексуальных до религиозных. Воинственный антигуманизм – основа их гомофобии.

Николай Баев, движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: