Свободные Радикалы: Ноябрь 2009

суббота, 28 ноября 2009 г.

Иммануил Кант. «Ответ на вопрос: Что такое Просвещение?» (1784)

Статья «Ответ на вопрос: Что такое Просвещение?» («Beantwortung der Frage: Was ist Aufklaerung?») (1784) великого немецкого философа Иммануила Канта (Immanuel Kant) (1724 – 1804) ставит вопрос о свободе мысли и ее публичном выражении.

Кант убежден, что свобода мысли является естественным и неотъемлемым правом человека, данным ему природой. При этом человек может по собственной воле отказаться от этого права самостоятельно пользоваться своим разумом. Но если гражданин решается на свободу мысли и реализовывает ее, то с ее помощью он может влиять на государство.

«Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Несовершеннолетие по собственной вине — это такое, причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом! — таков, следовательно, девиз Просвещения», - пишет Кант.

«Для этого просвещения требуется только свобода, а притом самая безобидная, а именно свобода во всех случаях публично пользоваться собственным разумом», - утверждает философ.

При этом Кант указывает на то, что свобода мысли нередко входит в противоречие с государством, которое всячески пытается ограничить ее публичное выражение.

«Публичное пользование собственным разумом всегда должно быть свободным, и только оно может дать просвещение людям. Но частное пользование разумом нередко должно быть очень ограничено, но так, чтобы особенно не препятствовать развитию просвещения», - пишет философ.

Свобода мысли заключена в самой природе человека. Более, свобода мысли и ее публичного выражения влияет на жизнь народа, общества и государства. Она преобразует их, делает их более просвещенными и утверждает неприкосновенность достоинства человека.

«И так как природа открыла под этой твердой оболочкой зародыш, о котором она самым нежным образом заботится, а именно склонность и призвание к свободе мысли, то этот зародыш сам воздействует на образ чувствования народа (благодаря чему народ становится постепенно более способным к свободе действий) и наконец даже на принципы правительства, считающего для самого себя полезным обращаться с человеком, который есть нечто большее, чем машина, сообразно его достоинству», - пишет Кант.

Немецкий текст:
http://gutenberg.spiegel.de/?id=5&xid=1366&kapitel=1#gb_found

Русский перевод:
http://www.krotov.info/lib_sec/11_k/kan/t_6_001.htm


Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

понедельник, 23 ноября 2009 г.

пятница, 20 ноября 2009 г.

Александр Радищев. «Житие Федора Васильевича Ушакова» (1789)

Русский писатель, философ и революционер Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) отстаивает право человека на эвтаназию в своем сочинении «Житие Федора Васильевича Ушакова» (1789). В этой биографии своего университетского друга, скончавшегося в ранней юности, Радищев описывает агонию тяжело больного Ушакова. Рассказывая о его мучительном уходе из жизни, Радищев призывает помочь умирающему прекратить его страдания.

Радищев не считает эвтаназию убийством. Для него это избавление от страданий умирающего, который уже обречен на смерть и не хочет больше жить. Радищев призывает исполнить желание безнадежно больного и страдающего человека. Смерть для него будет «отрадой».

Вот как Радищев описывает последние часы жизни Ушакова и его страдания: «Предвещание врача начало совершаться. Доселе нечувствительным покатом состав жизни спускался ко смерти, но вдруг она повлекла его всесильною рукою. За несколько часов пред кончиною Федор Васильевичь почувствовал во внутренности своей болезнь несносную, возвещающую ему отшествие жизни. Доселе уста его не испускали жалобнаго стона, но скорбь одолев сопротивлением, страждущий вскричал содрагающимися гласом».

Не в состоянии выносить муки агонии, Ушаков обратился к своему другу Алексею Кутузову, чтобы он дал ему яд и прекратил, тем самым, его страдания.

«Знаки антонова огня внутренность его объявшаго начинали казаться на поверьхности тела; в окрестностях желудка видны были черныя пятна. Терзаемый паче всякаго изтязания, суеверием или мучительством на казнь невинности изобретаемаго, прибегнул Федор Васильевичь к тебе мой друг, да скончаешь его болезнь, болезнь, а не жизнь скончати называю, ибо врата кончины ему уже были отверсты. Тебя, мой друг, просил он да будешь его при издыхании благодетель, и дашь ему яду, да скоро пресечется его терзание. Ты сего не исполнил, и я был в приговоре, да не исполнится требование умирающаго», - пишет Радищев, обращаясь к Кутузову.

И здесь же он осуждает свое малодушие и страх перед тем, чтобы помочь умирающему уйти из жизни. Эвтаназия, по мысли Радищева, является не убийством, а актом сострадания и помощи обреченному на мучительную смерть.

«Но почто толикая в нас была робость. Или боялися мы почесться убийцами? Напрасно; не есть убийца избавляяй страждущаго от конечнаго бедствия или скорьби. Друг наш долженствовал умереть, и час врачем был ему назначен по нелживым признакам, то не все ли равно было для нас, что болящий скончает жизнь свою мгновенно, или продлится она в нем на час еще един; но то не равно, что продолжится в терзании несносном. Мы потерять его были уже осуждены», - пишет Радищев.

«Скажет некто, что врачь мог ошибиться. Согласен; но болящий не ошибался в мучении своем, и прав был желая скончания онаго, а мы не правы, дав оному продолжиться. Мой друг, ты укоснил дать помощь Федору Васильевичу, но не избавился вперед может быть от требования такого же рода», - обращается он к Кутузову.

Более того, Радищев призывает своего друга помочь ему уйти из жизни, если его постигнет такая же мучительная агония перед смертью: «Если еще услышишь глас стенящаго твоего друга, если гибель ему предстоять будет не обходимая и воззову к тебе на спасение мое, не медли о любезнейший мой; ты жизнь несносную скончаешь, и дашь отраду жизнию гнушаемуся и ее возненавидевшему».

Текст сочинения:
http://rvb.ru/18vek/radishchev/01text/vol_1/03prose/019.htm


Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: ,

четверг, 19 ноября 2009 г.

В России отменена смертная казнь. Заявление либертарного движения «Свободные радикалы»

19 ноября 2009 г. Конституционный суд РФ принял постановление, согласно которому в России не должна действовать смертная казнь.

Как сообщает агентство «Интерфакс», в своем постановлении председатель КС РФ Валерий Зорькин сослался, в том числе на ряд международных норм, под которыми подписалась Россия и которые запрещают или рекомендуют запретить применение смертной казни. Зорькин напомнил, что, только дав обязательство отменить смертную казнь, Россия была приглашена в члены Совета Европы.

Либертарное движение «Свободные радикалы» приветствует постановление Конституционного суда РФ, принявшего историческое решение об отмене смертной казни в России.

Радикалы являются последовательными сторонниками отмены смертной казни как бесчеловечного рудимента, не соответствующего современному состоянию юстиции. Кроме того, существование смертной казни в России всегда являлось и остается угрозой со стороны властей в адрес своих политических оппонентов.

Мы призываем законодателей России, наконец, ратифицировать протокол № 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, отменяющий смертную казнь. Государственная Дума и Совет Федерации теперь обязаны сделать это на основе постановления Конституционного суда.

Либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: ,

воскресенье, 15 ноября 2009 г.

Фридрих Шиллер. «Законодательство Ликурга и Солона» (1789)

Великий немецкий писатель, философ и драматург Иоганн Кристоф Фридрих Шиллер (Johann Christoph Friedrich Schiller) (1759 – 1805) изложил свои прогрессивные взгляды на роль государства в очерке «Законодательство Ликурга и Солона» («Die Gesetzgebung des Lykurgus und Solon») (1789). Этот текст был прочитан Шиллером в рамках курса универсальной истории Йенского университета, профессором которого он был.

Шиллер убежден в инструментальной природе государства, которое ни в коем случае не должно становиться целью. Государство – лишь средство для осуществления свободы и творческих сил человеческого духа.

Цель государства, по Шиллеру, - способствовать человеческой свободе или, по крайней мере, не мешать ей. «Законодатели еще долго будут упражняться в пустых попытках, пока, наконец, перед ними само собой не предстанет счастливое равновесие общественных сил. Законодатель лишь обрабатывает самостоятельный противоречивый материал: человеческую свободу», - пишет Шиллер.

Государство есть лишь средство, но никак не цель. Целью является человек, его дух и свобода. Там, где государство подменяет собой человека, то есть средство подменяет цель, общество стагнирует.

«Все можно принести в жертву на благо государства, но только не то, чему само государство служит средством. Само государство никогда не является целью, оно важно лишь как условие, при котором может выполняться цель человечества, а этой целью является не что иное, как образование всех сил человека, прогресс. Если государственное устройство мешает тому, чтобы развивались все силы, заключенные в человеке, если оно мешает развитию духа, то оно является порочным и вредным, каким бы оно ни было продуманным и совершенным в своем роде. Даже его продолжительность служит ему скорее упреком, чем славой – оно становится лишь продолжительным злом; чем дольше оно существует, тем оно губительней», - пишет Шиллер.

«Вообще при оценке политических учреждений мы можем установить в качестве правила, что они лишь тогда являются хорошими и достойными, если они развивают все силы, которые находятся в человеке, если они предполагают развитие культуры или по крайней мере не мешают ей. Это относится как к религиозным, так и политическим законам: они являются неприемлемыми, если сковывают силу человеческого духа, если каким-либо образом навязывают ему покой. Например, закон, по которому нация была бы обязана всегда следовать религиозной схеме, которая в какой-то определенный период казалась ей превосходной, такой закон был бы преступлением против человечества, и никакое мнимое намерение не могло бы его оправдать. Он был бы направлен против высшего блага, против высшей цели общества», - уверен великий писатель.

На этом основании Шиллер полностью отвергает тоталитарное устройство Спарты, введенное законодателем Ликургом, как сковывающее творческие силы человека. Он противопоставляет ему демократическое устройство Афин законодателя Солона. Оно основывалось на свободе и, следовательно, развивало творческие силы человека.

«Ликург не просто основал свое государство на развалинах нравственности, он также работал против высшей цели человечества, закрепив с помощью искусно продуманной системы государства дух спартанцев на таком уровне, на котором он его застал, навечно затормозив любой прогресс», - пишет Шиллер.

«Единственной добродетелью, которую в Спарте предпочитали всем остальным, была любовь к отечеству. Этому искусственному инстинкту были принесены в жертву самые естественным и прекрасные чувства человечества», - заявляет немецкий писатель.

«Беспощадные законы должны были следить за тем, чтобы в часовой механизм государства не пробралось ни одно нововведение, чтобы сам ход времени ничего не изменил в форме закона. Чтобы это местное, временное устройство сделать продолжительным, нужно было удержать дух народа на таком уровне, на котором он оставался в момент его основания. Однако мы видели, что прогресс духа должен быть целью государства. – Государство Ликурга могло продолжаться только при единственном условии, если бы дух народа оставался неподвижным; он мог получить его только в том случае, если бы упустил высшую и единственную цель государства. Именно потому, что она не могла оставить старую форму государства, которую дал ей Ликург, не разрушившись полностью, потому, что она должна была остаться тем, чем была, что она должна была стоять там, где ее остановил один человек – именно поэтому Спарта была несчастным государством; и ее законодатель не мог сделать ей более печальный подарок, чем эту знаменитую продолжительность устройства, которая стояла на пути ее истинного величия и счастья», - такой приговор выносит Шиллер тоталитарному устройству Спарты.

«Прекрасным и великолепным, что сделал Солон, было то, что он уделял внимание человеческой природе и никогда не жертвовал человеком ради государства, целью ради средства, но заставлял государство служить человеку. Его законы были удобными связями, с помощью которых дух граждан легко и свободно двигался во всех направлениях и никогда не ощущал, чтобы они им руководили; законы Ликурга были железными узами, которые оставляли раны в смелом сознании, которые своей угнетающей тяжестью подавляли дух. Афинский законодатель открыл все возможные пути для гения и усердия своих граждан; спартанский законодатель запер для своих граждан все возможные пути, вплоть до одного единственного – политической заслуги. Поэтому в Афинах расцвели все добродетели, процветали все ремесла и искусства, возбуждалось желание к усердию; поэтому там обрабатывались все сферы знания».

Немецкий текст сочинения:
http://gutenberg.spiegel.de/?id=5&xid=2419&kapitel=1#gb_found

Русский перевод:
http://www.litru.ru/?book=39528

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

суббота, 14 ноября 2009 г.

В Москве прошел очередной кинофестиваль цикла "Кино против ненависти".

С 9 по 14 ноября в Москве в Музее и общественном центре им. А.Д. Сахарова прошел очередной кинофестиваль "Иди и смотри!". Фестиваль прошел в рамках кампании Европейской Сети UNITED for Intercultural Actions, Кампании «Стоп фашизм!» и Европейской Кампании «Все различны – Все равны!» и был организован Молодежным Правозащитным Движением и Молодежной сетью против расизма и нетерпимости при поддержке Музея и общественного центра им. Андрея Сахарова и Либертарного движения "Свободные Радикалы".

В рамках Фестиваля были показаны следующие фильмы:
9 ноября - «Камень Преткновения» (Германия, 2007);
11 ноября 2009 года. «Эксперимент-2: Волна» (Германия, 2008);
13 ноября 2009 года. «Харви Милк» (США, 2008).

В день закрытия кинофестиваля - в субботу, 14 ноября - состоялся музыкальный спектакль "Александр Галич. Экспромт".

Показы сопровождались обсуждениями, на которые приглашались специальные гости.

Ярлыки: , , , ,

пятница, 6 ноября 2009 г.

В Москве прошел митинг гражданских активистов "Русские против фашизма".

Утром 4 ноября в Москве, на Чистых Прудах, по инициативе антифашистов - гражданских активистов состоялся митинг-концерт "Русские против фашизма". Именно в день нового так называемого
"государственного праздника", инициированного Кремлем в 2005 году и впоследствие де-факто узурпированного разного рода ультра-националистическими (и, как правило, также прокремлевскими) движениями и было решено провести этот митинг, в котором принимали участие как представители общественно-политических движений, так и простые российские граждане.

В частности, в митинге участвовали члены Оргкомитета "Свободных Радикалов" Екатерина и Сергей Константиновы, Юлия Башинова и Вениамин Дмитрошкин.

Ярлыки: ,

среда, 4 ноября 2009 г.

Василий Попугаев. «Негр» (1801)

Очерк «Негр» (1801) русского публициста и поэта Василия Васильевича Попугаева (1778 – 1816) является, пожалуй, первым антирасистским произведением в русской литературе. В нем русский публицист-демократ разоблачает рабство и критикует белых европейцев за порабощение темнокожих собратьев. При этом эссе Попугаева было в равной степени направлено против русского крепостничества.

В своем очерке Попугаев повторяет основной тезис американских аболиционистов, провозглашенный еще Сэмюэлом Сьюэллом в его трактате «Продажа Иосифа» (1700): свобода человека является высшей ценностью, которую невозможно продать. Кроме того, автор разоблачает варварство и жестокость белых европейцев, промышляющих рабовладением.

В основе очерка – монолог «отягченного цепями» африканца Амру, которого «белые исторгли... из недра семейства, дабы везти в сахарные плантации в Америку». В нем он рассказывает о своей трагической судьбе. При этом Попугаев всячески оттеняет храбрость, благородство и великодушие чернокожих на фоне варварства белых рабовладельцев, которых он называет «свирепейшими тиграми».

«Европеец, славящийся своим просвещением и человеколюбием, сколь ужасное ты чудовище!» - пишет Попугаев.

Очерк заканчивается словами Амру, обращенными к его поработителям: «А вы, о варвары! Страшитесь гнева небес за коварное сердце ваше, вы погибнете без всякой пощады; глас правосудия загремит на вас по окончании века; вы дадите отчет за отнятие воли нашей!»

«Кто дал вам сие право? Кто позволил вам делать невольниками собратий ваших? Негр не может принадлежать белому ни по каким правам. Воля не есть продажная; цена золота всего света не в силах оной заплатить, и никакой тиран ею располагать не должен».

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,

воскресенье, 1 ноября 2009 г.

Жан-Жак Руссо. «Юлия, или Новая Элоиза» (1756 – 58)

В романе «Юлия, или Новая Элоиза» («Julie ou La Nouvelle Heloise») (1756 – 58) французский писатель и философ Жан-Жак Руссо (Jean-Jacques Rousseau) (1712 – 78) защищает свободу совести атеистов. Будучи неортодоксальным христианином, Руссо, тем не менее, оставляет за атеистами право на свободу собственных убеждений.

Руссо дает образ атеиста г-на де Вольмара, человека нравственного и достойного. Причиной его атеистических убеждений стала девальвация ортодоксальной христианской религии, в которой воспитывался де Вольмар: ее духовная и моральная несостоятельность. По мысли Руссо, верующие никоим образом не имеют права ограничивать свободу совести атеистов и тем более преследовать их.

Так Руссо описывает духовный путь г-на де Вольмара:

«Живя в католических странах, он не получил никакого лучшего знания о христианской вере, кроме того, которое там исповедовали. Он не видел другой религии, кроме интереса ее священников. Он видел, что все состояло лишь в пустых притворствах, слегка прикрытых ничего не значащими словами; он понял, что все порядочные люди придерживались с ним этого же мнения и не ничуть его не скрывали; что даже священники, хотя и более скрытым образом, втайне потешались над тем, чему они учили на публике; и он часто говорил мне, что за долгое время поисков ему удалось повстречать в своей жизни лишь трех священников, которые сами верили в Бога».

Вольмар основал свое мировоззрение на философии, «видя везде лишь сомнения и противоречия». Однако, когда он, наконец, встретил тех, кого Руссо называет «настоящими христианами», было «слишком поздно»: «Его вера уже была закрыта для истины, а разум недоступен для уверенности; он был способен лишь разрушать убеждение, не создавая из него новое. Он кончил тем, что стал бороться в равной степени против любых догм, он перестал быть атеистом для того, чтобы стать скептиком».

Во времена Руссо атеизм считался тяжким преступлением, которое каралось смертью. При этом философ, дистанцируясь от атеистов, тем не менее, встает на их защиту.

«Я лишь утверждаю, что есть такие люди, и что часто причиной их воинственности является поведение священников всех стран и всех сект», - пишет он.

«Вот мое четкое и ясное убеждение по данному вопросу», - пишет Руссо, - «ни один истинно верующий не может быть ни фанатиком, ни гонителем. Если бы я был судьей, и закон предписывал бы мне карать атеистов смертью, то, прежде всего, я бы приговорил к сожжению того, кто выдал бы атеиста».

Русский перевод романа:
http://www.biblioclub.ru/book/30232/

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,