Свободные Радикалы: Январь 2010

воскресенье, 31 января 2010 г.

Заявление Оргкомитета Свободных Радикалов.

Оргкомитет Либертарного движеня "Свободные Радикалы" заявляет о своей полной поддержке акции оппозиционных сил в защиту конституционного права граждан на свободу собраний, которая состоится сегодня, 31 января, в 6 часов вечера на Триумфальной площади в Москве.

Ярлыки: , , , ,

Иммануил Кант. «Антропология с прагматической точки зрения» (1798)

Идею исторического прогресса и создания всемирного общества, объединяющего всех людей мира, немецкий философ Иммануил Кант (Immanuel Kant) (1724 – 1804) развивает в сочинении «Антропология с прагматической точки зрения» («Anthropologie in Pragmatischer Hinsicht») (1798).

Либеральное понимание прогресса состоит не в том, чтобы человечество пришло в своем развитии к определенной (как правило, утопической) цели, а в движении к прогрессу и постоянном развитии.

Прогресс, по словам Канта состоит в том, что человеческий род «может развиваться к своему предназначению в ряду необозримого множества поколений; и его цель будет оставаться лишь в перспективе, лишь тенденцией к этой конечной цели».

Канта убежден, что по мере прогрессивного развития человечество объединится в единый род граждан мира, то есть будет устроено космополитически. «Достижение цели может ожидаться не благодаря согласованию отдельных людей, а лишь в результате прогрессивной организации граждан земли в род как систему, то есть в космополитической связи».

Примечательно, что Кант пишет о всемирно-гражданском (космополитическом) обществе также как о тенденции в истории человечества. Эта тенденция обусловлена мирным поступательным развитием человечества. Таким образом, два условия: мир и прогресс – способны обеспечить космополитическое единство человечества.

«Люди, взятые коллективно (как человеческий род в целом), представляют собой множество лиц, существующих в разное или в одно и то же время, которые не могут обойтись без мирного общения друг с другом, но тем не менее не могут избежать того, чтобы постоянно не противодействовать друг другу; следовательно, они чувствуют себя предназначенными природой для объединения, постоянно угрожающего разладом, но в общем продвигающегося к всемирно-гражданскому обществу (cosmopolitismus) путем взаимного принуждения, руководствуясь законами, исходящими от них же самих; но эта сама по себе недостижимая идея есть не конститутивный принцип (ожидание мира, существующего среди самого оживленного действия и противодействия людей), а только регулятивный принцип: усердно предаваться ей как назначению человеческого рода, не без основания предполагая наличие естественной тенденции к такому обществу», - пишет Кант.

Текст сочинения:
http://www.korpora.org/Kant/aa07/117.html

Русский перевод:
http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000507/index.shtml

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,

среда, 27 января 2010 г.

Джозеф Аддисон. «Королевская биржа» (1711)

Английский писатель, государственный деятель и журналист Джозеф Аддисон (Joseph Addison) (1672 —1719) пишет в своем очерке «Королевская биржа» («The Royal Exchange») (1711) о благах свободной торговли и перемещения капитала в мире. В нем он описывает биржу в Лондонском Сити в ее интернациональном разнообразии.

Свободная торговля не только способствует увеличению благосостояния граждан, но и стирает национальные и этнические границы между людьми. Аддисон дает либеральную картину единого человечества, связанного общим интересом, где этническая принадлежность человека не является разделяющим принципом или источником конфликта.

Аддисон следующим образом описывает Лондонскую биржу, где царят разнообразие и единство человечества: «Эта большая деловая сцена наполняет меня бесконечной радостью. Так как я большой любитель человечества, мое сердце переполняется удовольствием при взгляде на процветающее и счастливое разнообразие».

Торговля способствует экономическому процветанию людей. Развитие частного капитала увеличивает общее благосостояние. «Я восхищен тем, как компания людей процветает в собственных частных состояниях и одновременно продвигает общественный капитал», - пишет Аддисон.

Торговля связывает человечество, обеспечивая взаимозависимость различных регионов мира. «Похоже, природа довольно потрудилась над тем, чтобы распределить свои блага между различными регионами мера, учитывая эту взаимную связь и торговлю между человечеством, так что жители различных частей мира могут зависеть друг от друга и быть объединены общим интересом», - пишет английский публицист.

Аддисон называет торговцев послами. Их функция сродни дипломатическим миссиям в общении стран друг с другом. «Представители торгового мира являются тем, чем являются послы в мире политики; они обсуждают дела, заключают договоры и ведут добрую переписку между теми богатыми сообществами людей, которые отделены друг от друга морями и океанами или живут на противоположных концах континента. Я часто имел удовольствие слышать диспуты между жителем Японии и членом городского управления Лондона, или наблюдать, как подданный Великого Могула заключает союз с подданным Царя Московии», - рассказывает Аддисон.

Торговец – это гражданин мира. Он преодолевает и упраздняет не только государственные, но и этнические границы и разделения. В словах Аддисона мы читаем принцип либерального интернационализма: любая нация способна найти диалог с другой и войти в единое человечество. Таким образом, преодоление различий между этническими меньшинствами – это диалог с ними и связь общим интересом.

«Я бесконечно рад смешению с этими различными посланниками коммерции, отличающимися друг от друга их различными походками и языками: иногда я оказываюсь в компании армян; иногда я теряюсь в толпе евреев; а иногда изображаю одного из группы голландцев. Я датчанин, швед, француз в разное время; или даже представляю себя тем, кем назвал себя древний философ, - когда его спросили, из какой он страны, он ответил, что является гражданином мира», - пишет Аддисон.

Торговцы связывают человечество воедино. В этом прогрессивная функция торговли и свободного капитала. «По этой причине нет в обществе более полезных членов, чем торговцы. Они связывают человечество воедино во взаимную связь добрых дел, распределяют дары природы, дают работу бедным, благосостояние богатым и роскошь великим», - заключает Аддисон.

Текст сочинения:
http://www.wwnorton.com/college/english/nael/18century/topic_1/royal_exchange.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , , , ,

Перовский суд только что обязал Александра Подрабинека признать, что СССР по-прежнему существует.

Суд удолетворил иск "ветерана" Семенова лишь частично. Он обязал Александра Подрабинека опубликовать опровержение только ВОТ ЭТОЙ части его статьи:

"Это вам только кажется, что вы пользуетесь всеобщим уважением. Вам внушили это давно, но ваше время кончилось. Ваша родина – не Россия. Ваша родина – Советский Союз. Вы – советские ветераны, и вашей страны, слава Богу, уже 18 лет как нет".

Кроме того, по иску Александра обязали уплатить не 500.000 рублей, а 1 тысячу.

Сам Александр собирается устроить у себя в блоге конкурс на лучшее опровержение того факта, что СССР больше нет. Адвокат Вадим Прохоров сказал журналистам, что пока не знает, будет ли обжаловать это совершенно абсурдное решение суда: это будет зависеть от того, как поведет себя сторона истца.

Ярлыки: , ,

воскресенье, 24 января 2010 г.

Иммануил Кант. «К вечному миру» (1795)

В трактате «К вечному миру» («Zum ewigen Frieden») (1795) немецкий философ Иммануил Кант (Immanuel Kant) (1724 – 1804) излагает свою модель мира между различными государствами. По его мнению, вечный мир возможен в случае объединения различных стран в единое общечеловеческое государство. Именно эта модель была реализована в 20 в. на практике в рамках Европейского Союза.

Источник войн заключается в природном состоянии, в котором находятся страны и государства по отношению друг другу. Кант определяет природное состояние (Status naturalis) как «состояние войны, т.е. если не постоянное проявление враждебности, то вечная угроза таковой».

Главное свойство природного состояния – это «независимость от внешних законов», то есть отсутствие закона как элемента гражданско-правового регулирования. «Человек (или народ) в чистом природном состоянии отнимает у меня эту безопасность и вредит мне уже через одно это состояние, находясь рядом со мной, даже если не на деле (facto), то беззаконием своего положения (status injusto), благодаря которому я постоянно испытываю угрозу с его стороны, и я могу принудить его либо войти со мной в совместно-законное состояние, либо уйти из моего соседства», - пишет Кант.

Природному состоянию Кант противопоставляет гражданско-правовое состояние. Это состояние безопасности благодаря закону, который нивелирует угрозу вражды в обществе с помощью принуждения главенствующей юридической норме. Гражданское состояние заключается в том, чтобы «подчиниться законному, ими самими конституированному принуждению, то есть предпочитать безумную свободу свободе разумной». По словам Канта, «злобность человеческой природы» регулируется в гражданско-правовом состоянии «принуждением правительства».

Следовательно, чтобы устранить насилие и войны между странами, необходимо, чтобы они вошли в гражданско-правовое состояние по отношению друг другу, то есть заключили юридический и государственный союз друг с другом. Иными словами, вечный мир возможен тогда, когда человечество объединится в одно государство.

«Правовое устройство в отношении лиц, к нему причастных, таково: 1) устройство по праву государственного гражданства людей в составе народа (ius civitatis); 2) устройство по международному праву государств в их отношении друг к другу (ius gentium); 3) устройство по праву всемирного гражданства (ius cosmopoliticum), поскольку люди и государства, находясь между собой во внешних взаимовлияющих отношениях, должны рассматриваться как граждане общечеловеческого государства», - пишет Кант.

Таким образом, задача человечества – создать общечеловеческое государство. Оно является выходом из войн между разными странами, так как все они будут находиться в едином государственно-правовом пространстве.

Заметим, что эта модель, изложенная Кантом, была реализована в Европе во второй половине 20 в. Европейский Союз, объединяющий на сегодняшний день 27 стран, является таким общеевропейским государством, существование которого обеспечивает мир между странами Европы вот уже более полувека.


Текст сочинения:
http://www.sgipt.org/politpsy/vorbild/kant_zef.htm

Русский перевод:
http://www.krotov.info/lib_sec/11_k/kan/t_6_257.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , , ,

суббота, 16 января 2010 г.

Александр Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву. Торжок» (1790)

В главе «Торжок» романа «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790) русский писатель и философ Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) выступает за полную отмену цензуры и свободу слова.

Актуальность и радикализм мыслей Радищева поражают: и даже не только для России, где власть резко ограничивает свободу слова, но и для других стран мира, вводящих цензуру, казалось бы, под благовидными предлогами защиты самих же граждан. По мнению Радищева, любая цензура есть общественное зло и приносит гражданам и власти больше вреда, чем пользы.

Свобода слова есть гарант истины, а не угроза ей, как полагают сторонники цензуры. «Если свободно всякому мыслить, и мысли свои объявлять всем безпрекословно, то естественно, что все, что будет придумано, изобретено, то будет известно; великое будет велико, истинна не затмится», - пишет Радищев.

Свобода слова не есть угроза для истины. Истина всегда пребудет истиной, несмотря на ее отрицание. Даже в заблуждении есть ценность – с его помощью очевиднее будет истина. «Но для чего недозволять всякому заблуждению быть явному. Явнее оно будет, скорее сокрушится», - пишет Радищев. – «Запрещать дурачество, есть то же, что его поощрять. Дай ему волю; всяк увидит, что глупо и что умно».

Цензура приносит вред творчеству и разуму. Она калечит сознание. «Ценсура сделана нянькою разсудка, остроумия, воображения, всего великаго и изящнаго. Но где есть няньки, то следует, что есть ребята, ходят на помочах, от чего нередко бывают кривые ноги; где есть опекуны, следует, что есть малолетные, незрелые разумы, которые собою править немогут. Если же всегда пребудут няньки и опекуны, то ребенок долго ходить будет на помочах и совершенной на возрасте будет каляка», - уверен Радищев.

«Таковы бывают везде следствия обыкновенной ценсуры, и чем она строже, тем следствия ее пагубнее», - пишет он.

Само общество, а не цензоры и власть, будет решать, как пользоваться со свободой слова – читать ей «сомнительные» книги или нет. «Ценсура печатаемаго принадлежит обществу, оно дает сочинителю венец, или употребит листы на обвертки. Равно как ободрение феатральному сочинению дает публика, а не Директор феатра. Так и выпускаемому в мир сочинению, ценсор ни славы недаст ни безславия. Завеса поднялась, взоры всех устремились к действованию; нравится, плещут; ненравится, стучат и свищут. Оставь глупое на волю суждения общаго; оно тысящу найдет ценсоров. Наистрожайшая полиция не возможет так запретить дряни мыслей, как негодующая на нее публика», - пишет Радищев.

«Но если мы признали безполезность ценсуры, или паче ея вред в царстве науки; то познаем обширную и безпредельную пользу вольности печатания», - пишет он.

Свободное слово не может быть преступлением. Действие есть преступление. А слово – это всего лишь слово. Средством же от клеветы и лжи, по мнению Радищева, должна быть жалоба (то, что сейчас называется гражданским иском), но никак не запрет свободы слова. «Пускай печатают все кому что на ум ни взойдет. Кто себя в печати найдет обиженным, тому да дастся суд по форме», - пишет Радищев. – «Слова невсегда суть деяния, размышлении же не преступлении. … Но брань на словах и в печати всегда брань. В законе никого бранить невелено, и всякому свобода есть жаловаться».

Наконец, свобода слова есть благо для самой же власти. Для справедливого правительства свободное слово лишь утверждает его власть и доверие в обществе. «Но если власть не на тумане мнений возседает, если престол ея на искренности и истинной любьви общаго блага возник; неутвердится ли паче, когда основание его будет явно; невозлюбится ли любящий искренно?» - пишет Радищев. Благодаря свободе слова в обществе «спокойствие будет действительное, ибо заквасу в нем небудет».

Для несправедливого правительства свобода слова является источником обличения и исправления власти. Необходимо критиковать власть, чтобы выявить ее пороки и коррупцию. «Недерзнут правители народов удалиться от стези правды, и убоятся; ибо пути их, злость и ухищрение обнажатся. Возтрепещет судия, подписывая неправедный приговор, и его раздерет. Устыдится власть имеющий, употреблять ее на удовлетворение только своих прихотей. Тайный грабеж назовется грабежем, прикрытое убийство, убийством. Убоятся все злые строгаго взора истинны», - пишет Радищев.

Но именно власть старается всячески ограничить свободу слова. Цензура возникает там, где правительство боится критики: «Но запрещая вольное книгопечатание, робкия правительства не богохуления боятся, но боятся сами иметь порицателей».

«Для того то вольность мыслей, правительствам страшна. До внутренности потрясенный вольнодумец, прострет дерзкую но мощную и незыбкую руку к истукану власти, сорвет ея личину и покров, и обнажит ея состав. Всяк узрит бренныя его ноги, всяк возвратит к себе данную им ему подпору, сила возвратится к источнику, истукан падет», - уверен Радищев.

Свободное слово есть лишь зеркало, в котором власть видит свою кривую рожу. Не свобода слова, а само правительство виновато в собственных грехах. «Буде власть шествует стезею, ей назначенной; то невозмутится от пустаго звука клеветы, яко же господь сил нетревожится хулением. Но горе ей, если в жадности своей ломит правду. Тогда и едина мысль твердости ее тревожит; глагол истинны ее сокрушит, деяние мужества ее развеет», - пишет Радищев.

Текст главы романа:
http://www.rvb.ru/18vek/radishchev/01text/vol_1/03prose/021.htm?start=18&length=1

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

суббота, 9 января 2010 г.

Иммануил Кант. «О поговорке «Может быть, это верно в теории, но не годится для практики»» (1793)

Тема соотношения личной свободы человека и государственного принуждения, а также гражданских прав и свобод является центральной в сочинении Иммануила Канта (Immanuel Kant) (1724 – 1804) «О поговорке «Может быть, это верно в теории, но не годится для практики»» («Ueber den Gemeinspruch: Das mag in der Theorie richtig sein, taugt aber nicht fuer die Praxis») (1793).

Свобода состоит в самоопределении воли человека. На это самоопределение, по мнению Канта, не может повлиять ни природа, ни склонности человека, ни какие-либо другие внешние факторы – только его личная, автономная воля. «Природа и склонность не могут предписывать свободе никакие законы», - убежден немецкий философ.

«Предпочтение одного состояния определения воли другому есть лишь акт свободы (res merae facultatis, как говорят юристы), при котором вопрос о том, хорошо ли это (определение воли) само по себе или плохо, вовсе не принимается в соображение, стало быть, для того и другого состояния безразличен», - пишет Кант.

Как согласовать это самоопределение единичной воли в волей других людей – вот центральный вопрос, который интересует Канта. Иными словами: как возможна свобода в обществе?

По мнению Канта, свобода в обществе состоит в том, что никто не должен принуждать гражданина к самоопределению. Гражданская свобода есть самоопределение и свобода выражения личности, а также поиска ею своего счастья, если это не противоречит такому же самоопределению другого.

«Свобода [члена общества] как человека, принцип которой в отношении устройства общества я выражаю в следующей формуле: ни один не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет (так, как он представляет себе благополучие других людей); каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к подобной цели — свободе, совместимой по некоторому возможному общему закону со свободой всех (т. е. с их правом искать счастья)», - пишет Кант.

Свобода в обществе, по мнению Канта, появляется тогда, когда появляется право, и сам гражданин является правоспособным субъектом: «Такое право на свободу принадлежит члену общности как человеку, поскольку он вообще правоспособное существо».

Свобода слова и выражения является для Канта центральной гражданской свободой, без которой невозможно общество, построенное на справедливом подчинении граждан государству.

«Поэтому свобода печатного слова есть единственный палладиум прав народа — свобода в рамках глубокого уважения и любви к своему государственному устройству, поддерживаемая либеральным образом мыслей подданных, который оно внушает (и в этом те, кто пишет, сами ограничивают друг друга, чтобы не утратить своей свободы). Ведь намерение отказать народу в этой свободе было бы равносильно не только лишению его всякого притязания на право по отношению к верховному повелителю (как думает Гоббс), но и лишению самого повелителя — чья воля дает приказания подданным как гражданам только потому, что он представляет общую волю народа,— всяких знаний о том, что он сам изменил бы, если бы знал об этом, и в таком случае он стал бы в противоречие с самим собой», - пишет Кант.

Лишение свободы выражения граждан лишь дискредитирует власть в глазах общества. В этом случае государство теряет поддержку и доверие граждан: «Внушать же главе опасение насчет того, что самостоятельные и открыто высказанные суждения могут привести к беспорядкам в государстве, значит то же, что вызывать у него недоверие к своей собственной власти или же ненависть к своему народу».

Текст сочинения:
http://www.zeno.org/Philosophie/M/Kant,+Immanuel/%C3%9Cber+den+Gemeinspruch:+Das+mag+in+der+Theorie+richtig+sein,+taugt+aber+nicht+f%C3%BCr+die+Praxis

Русский перевод:
http://www.krotov.info/lib_sec/11_k/kan/t_4b_059.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,

четверг, 7 января 2010 г.

Открытое письмо в Государственную Думу РФ.

В Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи Государственной Думы.

Копии: в Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, Комитет по культуре Государственной Думы, Комитет по образованию Государственной Думы, Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы


Считаем необходимым обратить Ваше внимание на непреодолимые сложности, связанные со спецификой российского законодательства в области авторских прав, которые способны поставить крест на попытках модернизации и существенно ограничить потенциал развития общества в условиях перехода к информационной экономике.

В частности, на опыте многих членов нашей ассоциации, других организаций и физических лиц, которые присоединяются к нашей просьбе изменить ситуацию, мы убедились, что существующее законодательство создаёт помехи всем: от Министерства культуры и Администрации Президента России до библиотек и новых медиа.....

Полностью прочитать петицию и подписать ее нужно здесь:

http://webpublishers.ru/?p=30

Ярлыки:

суббота, 2 января 2010 г.

Александр Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву. Хотилов» (1790)

В главе «Хотилов» романа «Путешествие из Петербурга в Москву» русский писатель Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) предлагает проект отмены рабства и крепостной зависимости, в которой находились русские крестьяне. Призывая полностью запретить рабство, Радищев использует аргументы европейских и американских аболиционистов, а также экономических критиков крепостничества в России.

Радищев критикует рабство и как моральное зло, духовно калечащее человека, и как зло экономическое, которое ведет к материальному и социальному прозябанию. Главный аргумент русского писателя-революционера – это необходимость установления равенства всех граждан. Поэтому крестьян необходимо избавить от крепостной зависимости и наделить гражданскими и экономическими правами.

Рабство духовно уродует как самого раба, так и его хозяина. «Но нет ничего вреднее, как всегдашнее на предметы рабства воззрение», - пишет Радищев. – «С одной стороны родится надменность, а с другой робость. Тут никакой неможно быть связи, разве насилие».

Рабство опасно тем, что уничтожает в человеке стремление к свободе. «Кажется, что дух свободы, толико в рабах изсякает, что нетокмо нежелают скончать своего страдания, но тягостно им зрети, что другие свободствуют. Оковы свои возлюбляют, если возможно человеку любити свою пагубу», - пишет Радищев.

Кроме того, рабство – это социальное и экономическое зло. Оно неэффективно и ведет к физическому и материальному истощению.

«Но если принужденная работа дает меньше плода, то недостигающия своея цели земныя произведения, толикоже препятствуют размножению народа. Где есть нечего, там хотя бы и было кому есть, небудет; умрут от истощения. Тако нива рабства неполный давая плод, мертвит граждан, им же определены были природою избытки ея. Но сим ли одним препятствуется в рабстве многоплодие? К недостатку прокормления и одежд, присовокупили работу до изнеможения», - пишет Радищев.

Русский писатель-революционер предлагает наиболее радикальную реформу: полную отмену крепостничества и наделение крестьян равными гражданскими и экономическими правами.

Равенство всех людей перед законом и их духовное братство – вот исходный аргумент Радищева.

«Неужели толико чужды будем ощущению человечества, чужды движениям жалости, чужды нежности благородных сердец, любви чужды братния; и оставим в глазах наших на всегдашнюю нам укоризну, на поношение дальнейшаго потомства, треть целую общников наших, сограждан нам равных, братий возлюбленных в естестве, в тяжких узах рабства и неволи?» - вопрошает писатель.

«Земледельцы и доднесь между нами рабы; мы в них непознаем сограждан нам равных, забыли в них человека», - констатирует он.

«Разрушьте оковы братии вашей, отверзите темницу неволи, и дайте подобным вам вкусити сладости общежития, к нему же всещедрым уготованы, яко же и вы. Они благодетельными лучами солнца равно с вами наслаждаются, одинаковые с вами у них члены и чувства, и право в употреблении оных должно быть одинаково», - призывает Радищев.

Проект отмены крепостничества, предложенный Радищевым, основан на наделении крестьян свободой и собственностью.

«Возстановление земледельца во звание гражданина. Надлежит ему судиму быть ему равными, то есть в расправах, в кои выбирать и из помещичьих крестьян. Дозволить крестьянину приобретать недвижимое имение, то есть покупать землю», - предлагает писатель

«Удел в земле ими обработываемой, должны они иметь собственностию; ибо платят сами подушную подать. Приобретенное крестьянином имение ему принадлежать долженствует; никто его онаго да не лишит самопроизвольно», - пишет Радищев.

«Запретить произвольное наказание без суда – Изчезни варварское обыкновение, разрушься власть тигров! вещает наш законодатель..... За сим следует совершенное уничтожение рабства», - заключает Радищев.

Текст главы романа:
http://www.rvb.ru/18vek/radishchev/01text/vol_1/03prose/021.htm?start=15&length=1

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

пятница, 1 января 2010 г.

Самсон Окком. «Краткая повесть моей жизни» (1768)

Самсон Окком (Samson Occom) (1723 – 92) – пресвитерианский священник и писатель, происходивший из коренного американского племени мохауков. Он считается первым американским писателем индейского происхождения, оставившим письменные произведения на английском языке. В своей автобиографии «Краткая повесть моей жизни» («A Short Narrative of My Life») (1768) он рассказывает о дискриминации коренных американцев со стороны белых на основе их расистских предубеждений.

Окком много лет служил священником в пресвитерианской миссии. Уже будучи зрелым семейным человеком и испытывая материальную нужду, он был обделен церковным начальством, которое явно отдавало предпочтение молодым белым священникам.

«Теперь вы видите разницу, которую они сделали между мною и другими миссионерами; они дали мне 180 фунтов за 12 лет службы, которые они давали за один год службы в другой миссии», - пишет Окком.

В качестве примера он приводит молодого белого священника, который только что получил место в миссии, и его жалование было больше, чем у опытного и старшего Оккома, содержавшего к тому же семью.

«В моей службе я сам был переводчиком. Я был и учителем, и священником для индейцев, да, я был их ушами, глазами, руками и языком. Пусть мир, каким бы грешным он ни был, судит, имел ли я право заработать хотя бы половину того, что они дали этому молодому человеку, то есть хотя бы 50 фунтов в год», - пишет Окком.

«Что может быть причиной того, что они обращались со мной таким образом?» - спрашивает он и не находит другого ответа, кроме того, что он был индейцем.

«Я могу лишь вспомнить о том, что сказал бедный индейский мальчик, который был прикреплен к одной английской семье. Он пахал плугом для одного молодого человека, который кричал и бил его почти каждый день. И молодой человек был недоволен им и пожаловался его хозяину. И бедный мальчик был призван отвечать за себя перед своим хозяином, и его спросили, что ты сделал, что на тебя жалуются и бьют почти каждый день. Он сказал, что не знает, но предположил, что он не мог пахать лучше; но он сказал: я пашу так, как умею; но в другой раз он бил меня потому, что хотел бить. Он сказал, что считает, что он бьет меня, главным образом, за то, «что я индеец»», - рассказывает Окком.

Он сравнивает себя с этим бедным мальчиком. «Так же и я готов сказать, что они обращались со мной так, потому что я не мог повлиять на индейцев так же, как другие миссионеры; но я могу заверить их, что я учил их так, как умел; — но я должен сказать: «Я думаю, так было потому, что я бедный индеец». Но я не могу изменить то, что бог создал меня таким; я сам себя таким не создавал», - заключает Окком.

Текст сочинения:
http://historymatters.gmu.edu/d/5788/

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,