Свободные Радикалы

суббота, 9 января 2010 г.

Иммануил Кант. «О поговорке «Может быть, это верно в теории, но не годится для практики»» (1793)

Тема соотношения личной свободы человека и государственного принуждения, а также гражданских прав и свобод является центральной в сочинении Иммануила Канта (Immanuel Kant) (1724 – 1804) «О поговорке «Может быть, это верно в теории, но не годится для практики»» («Ueber den Gemeinspruch: Das mag in der Theorie richtig sein, taugt aber nicht fuer die Praxis») (1793).

Свобода состоит в самоопределении воли человека. На это самоопределение, по мнению Канта, не может повлиять ни природа, ни склонности человека, ни какие-либо другие внешние факторы – только его личная, автономная воля. «Природа и склонность не могут предписывать свободе никакие законы», - убежден немецкий философ.

«Предпочтение одного состояния определения воли другому есть лишь акт свободы (res merae facultatis, как говорят юристы), при котором вопрос о том, хорошо ли это (определение воли) само по себе или плохо, вовсе не принимается в соображение, стало быть, для того и другого состояния безразличен», - пишет Кант.

Как согласовать это самоопределение единичной воли в волей других людей – вот центральный вопрос, который интересует Канта. Иными словами: как возможна свобода в обществе?

По мнению Канта, свобода в обществе состоит в том, что никто не должен принуждать гражданина к самоопределению. Гражданская свобода есть самоопределение и свобода выражения личности, а также поиска ею своего счастья, если это не противоречит такому же самоопределению другого.

«Свобода [члена общества] как человека, принцип которой в отношении устройства общества я выражаю в следующей формуле: ни один не может принудить меня быть счастливым так, как он хочет (так, как он представляет себе благополучие других людей); каждый вправе искать своего счастья на том пути, который ему самому представляется хорошим, если только он этим не наносит ущерба свободе других стремиться к подобной цели — свободе, совместимой по некоторому возможному общему закону со свободой всех (т. е. с их правом искать счастья)», - пишет Кант.

Свобода в обществе, по мнению Канта, появляется тогда, когда появляется право, и сам гражданин является правоспособным субъектом: «Такое право на свободу принадлежит члену общности как человеку, поскольку он вообще правоспособное существо».

Свобода слова и выражения является для Канта центральной гражданской свободой, без которой невозможно общество, построенное на справедливом подчинении граждан государству.

«Поэтому свобода печатного слова есть единственный палладиум прав народа — свобода в рамках глубокого уважения и любви к своему государственному устройству, поддерживаемая либеральным образом мыслей подданных, который оно внушает (и в этом те, кто пишет, сами ограничивают друг друга, чтобы не утратить своей свободы). Ведь намерение отказать народу в этой свободе было бы равносильно не только лишению его всякого притязания на право по отношению к верховному повелителю (как думает Гоббс), но и лишению самого повелителя — чья воля дает приказания подданным как гражданам только потому, что он представляет общую волю народа,— всяких знаний о том, что он сам изменил бы, если бы знал об этом, и в таком случае он стал бы в противоречие с самим собой», - пишет Кант.

Лишение свободы выражения граждан лишь дискредитирует власть в глазах общества. В этом случае государство теряет поддержку и доверие граждан: «Внушать же главе опасение насчет того, что самостоятельные и открыто высказанные суждения могут привести к беспорядкам в государстве, значит то же, что вызывать у него недоверие к своей собственной власти или же ненависть к своему народу».

Текст сочинения:
http://www.zeno.org/Philosophie/M/Kant,+Immanuel/%C3%9Cber+den+Gemeinspruch:+Das+mag+in+der+Theorie+richtig+sein,+taugt+aber+nicht+f%C3%BCr+die+Praxis

Русский перевод:
http://www.krotov.info/lib_sec/11_k/kan/t_4b_059.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,

суббота, 2 января 2010 г.

Александр Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву. Хотилов» (1790)

В главе «Хотилов» романа «Путешествие из Петербурга в Москву» русский писатель Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) предлагает проект отмены рабства и крепостной зависимости, в которой находились русские крестьяне. Призывая полностью запретить рабство, Радищев использует аргументы европейских и американских аболиционистов, а также экономических критиков крепостничества в России.

Радищев критикует рабство и как моральное зло, духовно калечащее человека, и как зло экономическое, которое ведет к материальному и социальному прозябанию. Главный аргумент русского писателя-революционера – это необходимость установления равенства всех граждан. Поэтому крестьян необходимо избавить от крепостной зависимости и наделить гражданскими и экономическими правами.

Рабство духовно уродует как самого раба, так и его хозяина. «Но нет ничего вреднее, как всегдашнее на предметы рабства воззрение», - пишет Радищев. – «С одной стороны родится надменность, а с другой робость. Тут никакой неможно быть связи, разве насилие».

Рабство опасно тем, что уничтожает в человеке стремление к свободе. «Кажется, что дух свободы, толико в рабах изсякает, что нетокмо нежелают скончать своего страдания, но тягостно им зрети, что другие свободствуют. Оковы свои возлюбляют, если возможно человеку любити свою пагубу», - пишет Радищев.

Кроме того, рабство – это социальное и экономическое зло. Оно неэффективно и ведет к физическому и материальному истощению.

«Но если принужденная работа дает меньше плода, то недостигающия своея цели земныя произведения, толикоже препятствуют размножению народа. Где есть нечего, там хотя бы и было кому есть, небудет; умрут от истощения. Тако нива рабства неполный давая плод, мертвит граждан, им же определены были природою избытки ея. Но сим ли одним препятствуется в рабстве многоплодие? К недостатку прокормления и одежд, присовокупили работу до изнеможения», - пишет Радищев.

Русский писатель-революционер предлагает наиболее радикальную реформу: полную отмену крепостничества и наделение крестьян равными гражданскими и экономическими правами.

Равенство всех людей перед законом и их духовное братство – вот исходный аргумент Радищева.

«Неужели толико чужды будем ощущению человечества, чужды движениям жалости, чужды нежности благородных сердец, любви чужды братния; и оставим в глазах наших на всегдашнюю нам укоризну, на поношение дальнейшаго потомства, треть целую общников наших, сограждан нам равных, братий возлюбленных в естестве, в тяжких узах рабства и неволи?» - вопрошает писатель.

«Земледельцы и доднесь между нами рабы; мы в них непознаем сограждан нам равных, забыли в них человека», - констатирует он.

«Разрушьте оковы братии вашей, отверзите темницу неволи, и дайте подобным вам вкусити сладости общежития, к нему же всещедрым уготованы, яко же и вы. Они благодетельными лучами солнца равно с вами наслаждаются, одинаковые с вами у них члены и чувства, и право в употреблении оных должно быть одинаково», - призывает Радищев.

Проект отмены крепостничества, предложенный Радищевым, основан на наделении крестьян свободой и собственностью.

«Возстановление земледельца во звание гражданина. Надлежит ему судиму быть ему равными, то есть в расправах, в кои выбирать и из помещичьих крестьян. Дозволить крестьянину приобретать недвижимое имение, то есть покупать землю», - предлагает писатель

«Удел в земле ими обработываемой, должны они иметь собственностию; ибо платят сами подушную подать. Приобретенное крестьянином имение ему принадлежать долженствует; никто его онаго да не лишит самопроизвольно», - пишет Радищев.

«Запретить произвольное наказание без суда – Изчезни варварское обыкновение, разрушься власть тигров! вещает наш законодатель..... За сим следует совершенное уничтожение рабства», - заключает Радищев.

Текст главы романа:
http://www.rvb.ru/18vek/radishchev/01text/vol_1/03prose/021.htm?start=15&length=1

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,