Свободные Радикалы

понедельник, 22 февраля 2010 г.

Джозеф Аддисон. «О британской конституции» (1712)

В номере 287 журнала «Зритель» («The Spectator») за 1712 г. английский публицист, писатель и политик Джозеф Аддисон (Joseph Addison) (1672 –1719) излагает преимущества разделения властей и демократического устройства государства. При этом он предостерегает от деспотического правления, когда вся власть может быть сосредоточена в руках одного человека или группы людей.

Власть – равно законодательная или исполнительная – не должна быть монополизирована одним лицом или одним институтом. И то, и другое ведет к тирании. Во власти должны быть представлены самые разные интересы и группы – это обеспечивает общий интерес нации. Власть в руках одного правителя неизбежно ведет к тирании. Аддисон полностью отвергает аргумент о «мудром и добродетельном правителе». Неограниченная власть портит любого человека.

Законодательный орган, по мысли Аддисона, должен состоять из сил, представляющих различные слои общества и преследующих различные интересы. Более того, даже законодательный орган не должен иметь всю полноту власти, так как это также означало бы монополию на нее. «Если будет только один законодательный орган, то это будет не лучше, чем тирания», - пишет Аддисон.

Законодательная власть должна формироваться различными фракциями и группами, представляющими самые разные социальные и политические интересы. «Свобода лучше всего сохраняется там, где законодательная власть отдана многим лицам, особенно если эти лица разных сословий и интересов; ибо там, где они принадлежат одному сословию и, следовательно, заинтересованы в действиях, нужных их сословию, это мало чем отличается от деспотического правления одного лица», - пишет Аддисон.

Лишь на основе этого многообразия интересов и групп, представленных во власти, возможен баланс общего интереса нации. «Но величайшая безопасность для свободы людей возможна тогда, когда законодательная власть находится в руках лиц, отличающихся таким счастливым образом, что, преследуя частные интересы своих сословий, они осуществляют цели всего народа; или, другими словами, когда нет такой части народа, у которой нет общего интереса хотя бы с одной частью законодателей», - полагает Аддисон.

То же справедливо и в отношении верховной власти правителя или монарха. Неограниченный (абсолютный) правитель есть зло, так как неограниченная власть всегда ведет к злоупотреблениям, каким бы добродетельным и мудрым человек ни был.

«Так как обычным для человечества является то, что на одного мудрого и хорошего правителя приходятся десять противоположных, то очень опасно для нации ставить свою судьбу или свое общественное счастье или несчастье в зависимость от добродетелей или пороков единственного человека», - пишет Аддисон.

«Дайте человеку власть делать, что он захочет безнаказанно, и, соответственно, в нем падет один из великих столпов нравственности. Это все подтверждается фактами. Как много обещающих наследников империй, становясь их обладателями, превращались в похотливых и жестоких монстров, порицаемых человеческой природой».

«Некоторые говорят, что мы должны создать наше правительство на земле, как на небе, которое там, говорят они, является полностью монархическим и неограниченным. Если бы человек был подобен Творцу в своей доброте и справедливости, я бы следовал такой модели; но если доброта и справедливость не свойственны правителю, я бы не отдал себя в его руки, чтобы он распоряжался мною по своей воле и удовольствию», - пишет Аддисон.

Текст очерка:
http://www.gutenberg.org/files/12030/12030-h/12030-h/SV2/Spectator2.html#section287

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

суббота, 19 декабря 2009 г.

Александр Радищев. Ода «Вольность» (1790)

Ода «Вольность» русского писателя и философа Александра Николаевича Радищева (1749 – 1802) является ярким гимном свободе и призывом защищать ее и бороться с тиранией, в том числе с помощью революции. История изображается Радищевым как процесс борьбы свободы с несвободой, который, впрочем, может закончиться как торжеством вольности, так и ее подавлением

Свобода, в терминологии 18 века – вольность, лежит в основе исторического прогресса. Однако это естественное право человека, данное ему от рождения, зачастую уничтожается властью, стремящейся поработить общество и подчинить своей воле. Задача общества («народа» в оде Радищева) состоит в том, чтобы отстоять свои естественные права. Свобода – это высшая, но очень хрупкая ценность. За нее всегда надо бороться. Иначе тирания уничтожит свободу – свет превратится «во тьму».

Свобода дана человеку от рождения. Это его автономная воля, его право свободно мыслить и выражать свои мысли, реализовать себя так, как он этого желает. Вот что пишет Радищев, обращаясь к вольности:

Я в свет изшел, и ты со мною;
На мышцах нет твоих заклеп;
Свободною могу рукою
Прияти данный в пищу хлеб.
Стопы несу, где мне приятно;
Тому внимаю, что понятно;
Вещаю то, что мыслю я;
Любить могу и быть любимым;
Творю добро, могу быть чтимым;
Закон мой — воля есть моя.

Радищев изображает свободу как источник прогресса, вектор истории, дающий людям просвещение и разрушающий существующее в обществе угнетение.

Так дух свободы, разоряя
Вознесшейся неволи гнет,
В градах и селах пролетая,
К величию он всех зовет,
Живит, родит и созидает,
Препоны на пути не знает,
Вождаем мужеством в стезях;
Нетрепетно с ним разум мыслит
И слово собственностью числит,
Невежства что развеет прах.

Но здесь же Радищев указывает на угрозу свободе, которая воплощена в верховной власти. Правители через свои законы подавляют свободу и порабощают общество. Царь

…Повлек в ярмо порабощенья,
Облек их в броню заблужденья,
Бояться истины велел.
"Закон се Божий", — царь вещает;
"Обман святый, — мудрец взывает, —
Народ давить, что ты обрел".

Власть в лице царей и правителей узурпирует свободу. Опираясь на священников, они диктуют обществу собственную волю.

Воззрим мы в области обширны,
Где тусклый трон стоит рабства.
Градские власти там все мирны,
В царе зря образ Божества.
Власть царска веру охраняет,
Власть царску вера утверждает;
Союзно общество гнетут:
Одна сковать рассудок тщится,
Другая волю стерть стремится;
На пользу общую, — рекут.

Однако логика истории неизбежно ведет к свержению тирании. Закон природы и общества состоит в стремлении к свободе. Тирания разрушает самое себя. По мысли Радищева, чем больше угнетения, тем больше вероятности восстания и революции, яркое описание которой он дает в своей оде.

Сей был и есть закон природы,
Неизменимый никогда,
Ему подвластны все народы,
Незримо правит он всегда;
Мучительство, стряся пределы,
Отравы полны свои стрелы
В себя, не ведая, вонзит;
Равенство казнию восставит;
Едину власть, валясь, раздавит;
Обидой право обновит.

Свобода – это логика истории. Она нацелена на бесконечность. Но при этом Радищев предупреждает об опасностях, которые могут угрожать свободе и которые исходят со стороны власти.

Дойдешь до меты совершенства,
В стезях препоны прескочив,
В сожитии найдешь блаженство,
Несчастных жребий облегчив,
И паче солнца возблистаешь,
О вольность, вольность, да скончаешь
Со вечностью ты свой полет;
Но корень благ твой истощится,
Свобода в наглость превратится
И власти под ярмом падет.

Свобода нуждается в защите, иначе она обратима в тиранию. Гениальность Радищева в том, что он указал не только на прогрессивное развитие истории, но и на опасность обратного процесса – социального регресса, который связан с тиранией. Поэтому Радищев призывает беречь свободу и бороться за нее.

О! вы, счастливые народы,
Где случай вольность даровал!
Блюдите дар благой природы,
В сердцах что Вечный начертал.
Се хлябь разверстая, цветами
Усыпанная, под ногами
У вас, готова вас сглотить.
Не забывай ни на минуту,
Что крепость сил в немощность люту,
Что свет во тьму льзя претворить.

В своей оде Радищев также приводит примеры политического и духовного прогресса в истории, который привел к завоеваниям большей свободы. Это Английская революция во главе с Кромвелем. Это религиозная реформация Лютера, географические открытия Колумба, научные достижения Галилея и Ньютона. Наконец, Радищев пишет о современной ему Американской революции и ее герое Вашингтоне.

Текст оды:
http://www.rvb.ru/18vek/radishchev/01text/vol_1/01poems/001.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , , ,

воскресенье, 15 ноября 2009 г.

Фридрих Шиллер. «Законодательство Ликурга и Солона» (1789)

Великий немецкий писатель, философ и драматург Иоганн Кристоф Фридрих Шиллер (Johann Christoph Friedrich Schiller) (1759 – 1805) изложил свои прогрессивные взгляды на роль государства в очерке «Законодательство Ликурга и Солона» («Die Gesetzgebung des Lykurgus und Solon») (1789). Этот текст был прочитан Шиллером в рамках курса универсальной истории Йенского университета, профессором которого он был.

Шиллер убежден в инструментальной природе государства, которое ни в коем случае не должно становиться целью. Государство – лишь средство для осуществления свободы и творческих сил человеческого духа.

Цель государства, по Шиллеру, - способствовать человеческой свободе или, по крайней мере, не мешать ей. «Законодатели еще долго будут упражняться в пустых попытках, пока, наконец, перед ними само собой не предстанет счастливое равновесие общественных сил. Законодатель лишь обрабатывает самостоятельный противоречивый материал: человеческую свободу», - пишет Шиллер.

Государство есть лишь средство, но никак не цель. Целью является человек, его дух и свобода. Там, где государство подменяет собой человека, то есть средство подменяет цель, общество стагнирует.

«Все можно принести в жертву на благо государства, но только не то, чему само государство служит средством. Само государство никогда не является целью, оно важно лишь как условие, при котором может выполняться цель человечества, а этой целью является не что иное, как образование всех сил человека, прогресс. Если государственное устройство мешает тому, чтобы развивались все силы, заключенные в человеке, если оно мешает развитию духа, то оно является порочным и вредным, каким бы оно ни было продуманным и совершенным в своем роде. Даже его продолжительность служит ему скорее упреком, чем славой – оно становится лишь продолжительным злом; чем дольше оно существует, тем оно губительней», - пишет Шиллер.

«Вообще при оценке политических учреждений мы можем установить в качестве правила, что они лишь тогда являются хорошими и достойными, если они развивают все силы, которые находятся в человеке, если они предполагают развитие культуры или по крайней мере не мешают ей. Это относится как к религиозным, так и политическим законам: они являются неприемлемыми, если сковывают силу человеческого духа, если каким-либо образом навязывают ему покой. Например, закон, по которому нация была бы обязана всегда следовать религиозной схеме, которая в какой-то определенный период казалась ей превосходной, такой закон был бы преступлением против человечества, и никакое мнимое намерение не могло бы его оправдать. Он был бы направлен против высшего блага, против высшей цели общества», - уверен великий писатель.

На этом основании Шиллер полностью отвергает тоталитарное устройство Спарты, введенное законодателем Ликургом, как сковывающее творческие силы человека. Он противопоставляет ему демократическое устройство Афин законодателя Солона. Оно основывалось на свободе и, следовательно, развивало творческие силы человека.

«Ликург не просто основал свое государство на развалинах нравственности, он также работал против высшей цели человечества, закрепив с помощью искусно продуманной системы государства дух спартанцев на таком уровне, на котором он его застал, навечно затормозив любой прогресс», - пишет Шиллер.

«Единственной добродетелью, которую в Спарте предпочитали всем остальным, была любовь к отечеству. Этому искусственному инстинкту были принесены в жертву самые естественным и прекрасные чувства человечества», - заявляет немецкий писатель.

«Беспощадные законы должны были следить за тем, чтобы в часовой механизм государства не пробралось ни одно нововведение, чтобы сам ход времени ничего не изменил в форме закона. Чтобы это местное, временное устройство сделать продолжительным, нужно было удержать дух народа на таком уровне, на котором он оставался в момент его основания. Однако мы видели, что прогресс духа должен быть целью государства. – Государство Ликурга могло продолжаться только при единственном условии, если бы дух народа оставался неподвижным; он мог получить его только в том случае, если бы упустил высшую и единственную цель государства. Именно потому, что она не могла оставить старую форму государства, которую дал ей Ликург, не разрушившись полностью, потому, что она должна была остаться тем, чем была, что она должна была стоять там, где ее остановил один человек – именно поэтому Спарта была несчастным государством; и ее законодатель не мог сделать ей более печальный подарок, чем эту знаменитую продолжительность устройства, которая стояла на пути ее истинного величия и счастья», - такой приговор выносит Шиллер тоталитарному устройству Спарты.

«Прекрасным и великолепным, что сделал Солон, было то, что он уделял внимание человеческой природе и никогда не жертвовал человеком ради государства, целью ради средства, но заставлял государство служить человеку. Его законы были удобными связями, с помощью которых дух граждан легко и свободно двигался во всех направлениях и никогда не ощущал, чтобы они им руководили; законы Ликурга были железными узами, которые оставляли раны в смелом сознании, которые своей угнетающей тяжестью подавляли дух. Афинский законодатель открыл все возможные пути для гения и усердия своих граждан; спартанский законодатель запер для своих граждан все возможные пути, вплоть до одного единственного – политической заслуги. Поэтому в Афинах расцвели все добродетели, процветали все ремесла и искусства, возбуждалось желание к усердию; поэтому там обрабатывались все сферы знания».

Немецкий текст сочинения:
http://gutenberg.spiegel.de/?id=5&xid=2419&kapitel=1#gb_found

Русский перевод:
http://www.litru.ru/?book=39528

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

пятница, 11 сентября 2009 г.

Либеральный будуар и православная молельня: метания царька Медведева

Царек всея Руси Дмитрий Медведев, ставший в 2008 г. президентом РФ, написал вчера довольно странную статью на сайте Газета.Ру под названием «Россия, вперед!». Странной она является потому, что смешивает невероятную тоску по либеральной модернизации России с примитивной социально-консервативной риторикой.

С одной стороны, Медведев критикует экономическую, технологическую и политическую отсталость России. С другой стороны, продолжает говорить о ее «особенном пути демократии». Но самое главное – как президент, он делает все, чтобы новая либеральная модернизация России не состоялась.

Медведев хочет, чтобы наше общество становилось «богаче, свободнее, гуманнее, привлекательнее». Но при этом вводит комендантский час для детей и подростков, а в школах и армии насаждает религию.

Медведев пишет об «интеллектуальных ресурсах», об экономике знаний, «экспорте новейших технологий и продуктов инновационной деятельности». Но при этом он вводит запрет на свободу научного исследования в отношении истории. А какая передовая наука может существовать там, где запрещена свобода мысли и слова?

Для того, чтобы развивалась экономика знаний, нужно, чтобы информация была свободной. Невозможно создать инновационные технологии там, где нет свободы слова и выражения.

«Иностранным компаниям и научным организациям будут представляться самые благоприятные условия для строительства в России исследовательских и конструкторских центров. Мы пригласим на работу лучших ученых и инженеров из разных стран мира», - пишет Медведев.

Но здесь же кремлевские идеологи насаждают антизападную и ксенофобную истерию. Страны Европы и Северной Америки провозглашаются чуть ли не главными врагами России, желающими «развалить и расчленить» нашу страну. Похоже, в таких обстоятельствах единственными зарубежными учеными, которые приедут к Медведеву, будут представители Саудовской Аравии, Ирана, КНДР и Венесуэлы.

Медведев хочет сделать политическую систему «свободнее, справедливее, гуманнее», «предельно открытой, гибкой и внутренне сложной». На деле вся реальная оппозиция объявлена маргиналами, «врагами России» и западными наймитами. Власть принадлежит косному, антидемократическому чиновничеству, подавляющему любые гражданские свободы. Оппозиция снимается с выборов, пресекается ее доступ к агитации, к СМИ. В стране нет никакой свободы выражения, собраний, ассоциаций.

Медведев пишет, что «лидерами в политической борьбе будут парламентские партии, периодически сменяющие друг друга у власти. Партии и их коалиции будут формировать федеральные и региональные органы исполнительной власти». Однако еще совсем недавно Медведев заявлял, что парламентская республика губительна для России. С чего это вдруг недавний сторонник жесткой президентской власти превратился в адепта парламентской демократии?

Медведев заявляет о своей заинтересованности в сближении с Западом, во «взаимном проникновении наших культур и экономик». На деле власть полностью отвергает любые западные ценности как «аморальные», «нехристианские», «антинациональные» и проч. Более того, сам Путин, передавая власть Медведеву, назвал своего преемника российским «националистом в лучшем смысле слова».

И вот вчерашний националист выдает такие перлы: «Обидчивость, кичливость, закомплексованность, недоверие и тем более враждебность должны быть исключены на взаимной основе из отношений России с ведущими демократическими странами».

Как тут не вспомнить благой мат, которым министр иностранных дел Сергей Лавров крыл своего британского коллегу Милибенда в разгар конфликта с Грузией. Однако этот высокопоставленный матерщинник продолжает исполнять свои обязанности под контролем того же Медведева, который, по конституции, определяет внешнюю политику страны.

Параллельно из Медведева лезут традиционные консервативные клише, типа: «Россия будет хорошо вооружена. Достаточно, чтобы никому не пришло в голову угрожать нам и нашим союзникам».

Или: «Российская демократия не будет механически копировать зарубежные образцы. Гражданское общество не купить за иностранные гранты».

Две великие модернизации: петровская и большевистская, о которых пишет Медведев, – стали возможны только благодаря жесткой и очень четкой политической воле, которую в свое время проявили царь и большевики. Попытка царька Медведева организовать такую же по масштабам модернизацию смехотворна: у него нет никакой политической воли, не говоря уже о реальных политических рычагах, которые полностью находятся в руках Путина, силовиков и клерикально-националистического чиновничества.

Третья модернизация России стартовала в 90-е годы. Но именно эта модернизация была задушена Путиным и его командой, которая заклеймила 90-е как самое «лихое» и «смутное» время в России. Теперь выкормыш этой же команды, путиноид Медведев говорит о модернизации!

Все похоже на то, что опутанный смирительной рубашкой путинизма Медведев истошно вопит: «Помогите!», но сам ничего не может сделать с той системой, куда его отправил царствовать его всевластный премьер. Как умалишенный, он лишь мечется между либеральным будуаром и православной молельной.

Возможно, за время пребывания у власти Медведев, действительно, убедился, что пресловутая вертикаль власти и «укрепление государственности», ставшие главной гордостью путиноидов, на самом деле являются жутким болотом коррупции, произвола, несправедливости и дискриминации.

Но что может сделать Медведев с этим болотом? Без реальных политических сил, способных поддержать либеральную модернизацию (ведь вся оппозиция уничтожена). Без реальной свободы слова и выражения (ведь гражданам заткнули рот). Без ничего.

Может, у этого человека и получилось бы что-то, если бы в первую очередь он сам перестал быть царьком всея Руси, не подконтрольным никому, не отвечающим ни за что (даже за гражданские иски), способным посылать войска в любую страну, даже не спросив на то мнение парламента. Вместо этого он лишь увеличил полномочия царька до 6 лет.

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: ,

вторник, 1 сентября 2009 г.

Джеймс Мэдисон. «Федералист» (1787)

Четвертый президент, один из отцов-основателей и авторов конституции США Джеймс Мэдисон (James Madison) (1751 – 1836) был убежденным сторонником сильной федеральной власти. Для пропаганды своих идей в 1787 – 88 гг. он совместно с Александром Гамильтоном издавал газету «Федералист» («The Federalist»). В 10-м номере «Федералиста» от 22 ноября 1787 г. Мэдисон обосновал необходимость свободы партий и объединений для политической жизни общества.

Свобода ассоциаций естественна и необходима для общества и политики. Она проистекает из разнообразия самого общества, и лишить граждан свободы объединений – все равно, что лишить жизнь воздуха. Задача правительства состоит в гарантии свободы ассоциаций и регулировании ее последствий. При этом, по мысли Мэдисона, многопартийность и разнообразие объединений являются залогом политической стабильности.

«Скрытые причины партий заложены в природе человека, и мы видим их повсюду в различных уровнях деятельности, согласно различным обстоятельствам гражданского общества», - пишет Мэдисон.

«Под партией я понимаю число граждан, равно составляющих большинство или меньшинство от целого, которые объединены и действуют на основе общего желания или интереса», - пишет Мэдисон.

По его мнению, интересы, взгляды, желания различных партий часто вступают в конфликт друг с другом. Однако, полагает Мэдисон, это отнюдь не является основанием для ограничения свободы объединений.

«Есть два метода избавления от вреда партии: первый – разрушение ее причин; второй – контроль над ее последствиями». При этом лишение главной причины возникновения партий, их свободы, Мэдисон считает безумием.

«Первое лекарство еще хуже, чем сама болезнь. Свобода для партии является тем же, чем воздух для огня, той пищей, без которой он мгновенно гаснет. Отменить свободу, которая необходима для политической жизни, так как она питает партию, было бы не меньшим безумием, чем уничтожить воздух, который необходим для животной жизни, лишь потому, что он также питает огонь с его разрушительной силой», - пишет Мэдисон.

Необходимо, чтобы правительство считалось с разнообразием партий и объединений и использовала его в своей политике.

«Регулирование этих различных и противоборствующих интересов составляет главную цель современного законодательства, оно включает партийный и фракционный дух в необходимые и повседневные действия правительства. Вывод, к которому мы пришли, состоит в том, что причины партии нельзя устранить, а единственную защиту можно найти только в средствах контроля над ее последствиями», - пишет Мэдисон.

Более того, разнообразие различных партий, фракций и объединений, в том числе религиозных, является главной защитой от их доминирующего влияния на политику правительства.

«Религиозная секта может превратиться в политическую партию в одной из частей Конфедерации; но разнообразие сект, существующих в ней, в целом, защищает национальные советы от опасности, исходящей от этого источника», - заключает Мэдисон.

Политика авторитарного режима Путина – Медведева, установившегося в России, напротив, полностью исключает принцип свободы ассоциаций и многопартийности, позволяя существовать в официальном политическом пространстве лишь лояльным к ней партиям и объединениям.

Текст 10-го номера «Федералиста»:
http://www.constitution.org/fed/federa10.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

понедельник, 24 августа 2009 г.

Томас Джефферсон. Письма Джеймсу Мэдисону (1787) и Джону Адамсу (1813)

Третий президент и один из отцов-основателей США Томас Джефферсон (Thomas Jefferson (1743 – 1826)) в своих письмах Джеймсу Мэдисону (20.12.1787) и Джону Адамсу (28.10.1813) излагает принципы устройства демократического государства. Во-первых, необходимость гарантий прав и свобод граждан. Во-вторых, принцип ротации власти и ее сменяемости с помощью процедуры выборов.

Права и свободы граждан необходимы для того, чтобы контролировать государство, которое стремится ограничить свободу человека. Ротация власти и ее сменяемость с помощью выборов является главным противоядием против узурпации власти в стране. Более того, регулярные выборы позволяют обеспечить обновление элит с помощью «отбора» наиболее достойных граждан для управления.

В письме Джеймсу Мэдисону Джефферсон призывает к скорейшему принятию Билля о правах, который гарантировал бы основные права и свободы гражданам. Принятие такого документа, по мысли Джефферсона, должно ограничить произвол государства.

«Билль о правах – это то, что народ обязан сделать в отношении любого правительства на земле, общего или отдельного, и то, что не должно отклонять ни одно справедливое правительство», - пишет Джефферсон.

Там же он указывает на опасность авторитарной системы власти, если пребывание должностных лиц на их посту, включая президента США, не будет ограничено процедурой их ротации.

Джефферсон пишет, что в новоиспеченной конституции США ему не нравится «отсутствие необходимости ротации пребывания в должности, и особенно в случае президента». По его словам, опыт и разум говорят о том, что высшее должностное лицо должно постоянно переизбираться.

В письме Джону Адамсу Джефферсон называет свободные выборы лучшим средством в борьбе с авторитарной системой власти. Более того, именно они позволяют выбрать наиболее достойных людей на государственные должности.

«Я думаю, что лучшим средством является то, которое предусмотрено всеми нашими конституциями, а именно: оставить гражданам свободные выборы и возможность отделения достойных от псевдо-достойных, зерен от плевел», - пишет Джефферсон.

Разумеется, это не гарантирует отсутствие коррупции и злоупотреблений. Но, в целом, эта система является наиболее приемлемой для общества. Как известно, демократия худшая из форм правления, если исключить все остальные.

«В целом, они будут выбирать по-настоящему хороших и мудрых людей. В некоторых случаях богатство может портить их, а происхождение ослеплять; но не в такой степени, чтобы угрожать обществу», - делает вывод великий демократ.

Любопытно, что при нынешней власти Путина – Медведева в России нарушены оба принципа демократического государства, изложенные Джефферсоном: права и свободы граждан постоянно ограничиваются и нарушаются, а смена власти через свободные выборы заменена номенклатурным принципом формирования властных структур.

Письмо к Джеймсу Мэдисону:
http://teachingamericanhistory.org/library/index.asp?document=306

Письмо к Джону Адамсу:
http://www.bigeye.com/aristocracy.htm

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , ,