Свободные Радикалы

воскресенье, 2 августа 2009 г.

Александр Сумароков. «Сон «Счастливое общество»» (1759)

Русский писатель, основатель русского классицизма Александр Петрович Сумароков (1717 – 77) был ярким представителем дворянского умеренного либерализма. Свои взгляды на идеальное устройство государства и общества Сумароков изложил в небольшом очерке «Сон «Счастливое общество»», опубликованном в издававшемся им журнале «Трудолюбивая пчела» в 1759 г. Среди прочего, Сумароков выступает за полное невмешательство церкви в светские дела.

По мнению писателя, духовное сословие необходимо реформировать. Оно никак не должно вмешиваться в светские дела. Священники должны лишь заниматься духовной практикой и служить моральным авторитетом для общества. При этом их материальное благосостояние должно быть сведено к минимуму.

Вот как Сумароков описывает положение духовных лиц в том идеальном обществе, которое ему приснилось: «Духовные содержатся в великом почтении, которого они и достойны. Они во многом подобны стоическим философам, ибо страсти самую малую искру власти над ними имеют, а они равны и во благополучии и во злополучии».

Сумароков подчеркивает аскетизм священников и их равнодушие к земным благам. «К пище привыкли они необходимой. Кроме необходимости, ни в чем ничего не требуют и довольствуются содержанием без малейшего излишества, не имея притом и ни малейшего вредного человеческому естеству недостатка», - пишет он.

Священники, по мысли Сумароков, должны стать скорее моральными образцами и носителями просвещения, нежели мракобесия и пороков. «Все они люди великого учения и беспорочныя жизни. Первое служит ко наставлению добродетели, а второе к показанию образца проповедуемой ими добродетельной жизни», - пишет автор.

Сумароков пытается сформулировать принцип светскости, то есть полного невмешательства церкви в дела государства. «Во светские дела они ни под каким видом не вмешиваются, а науки благочестия просвещением почитают», - пишет Сумароков.

Впрочем, светскость у Сумароков носит половинчатый характер: да, священники не имеют право вмешиваться в светские дела. Но при этом они существуют на общественные средства, которые, однако, должны быть весьма ограничены.

«О домостроительстве они не пекутся, - пишет Сумароков, - ибо содержит их общество, и получают они определенное, а больше того им никто участно дать не дерзает; ибо то наказанию подвержено, да они и сами в сие преступление не впадают, сие нарушает правила их и опровергает почтение, заслуженное ими по справедливости».

Наконец, священники не должны стоять на пути просвещения. Напротив, они считают науки частью благочестия. «Суеверия и лицемерия они неприятели, первое язвою благочестия почитая, а второе лукавством, затмевающим сияние благочестия под ложным, видом умножения лучей его и маскою злодеяния; ибо-де истинное благочестие притворства не требует», - пишет Сумароков.

Фрагменты из очерка Сумарокова можно прочитать здесь:
http://www.media.utmn.ru/library_view_book.php?bid=483&chapter_num=7

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , ,

воскресенье, 26 июля 2009 г.

Кристоф Мартин Виланд. «О религиозной терпимости» (1783)

Немецкий писатель Кристоф Мартин Виланд (Christoph Martin Wieland) (1733 – 1813) изложил в своей статье «О религиозной терпимости» («Ueber religioese Toleranz») (1783) идею о необходимости отделения любой религии от государства как наиболее эффективной гарантии соблюдения религиозной свободы.

Кроме того, писатель предостерегает от религиозного принуждения и возведения какой-либо религии в ранг единственно верной. Если религия приобретает статус государственной или привилегированной, это ведет к уничтожению религиозной свободы. Ни одна из религий не имеет право господствовать над другими.

Свобода вероисповедания является «всеобщим, врожденным, неотчуждаемым правом человеческой природы». Каждый, по мнению Виланда, «имеет право верить в то, во что он верит, и он никому не обязан давать отчет в своей вере». Более того, никто не может быть принужден к определенному мнению и вере.

«Все религии основаны на мнении и вере», - рассуждает Виланд. – «Если бы они были основаны на математической точности, на абсолютной зримой очевидности, то тогда в мире существовала бы одна единственная религия. Поскольку это не так, то каждый человек имеет право в религиозных делах, т.е. во всем, что касается веры в высшее существо и его отношения к нему, придерживаться такого мнения, в истине которого он чувствует себя убежденным и на чем покоятся его рассудок и совесть».

«Тот, кто придерживается другого религиозного мнения, естественно, может думать, что остальные ошибаются; он также волен учить своему мнению других людей; но у него нет права принуждать к своему мнению», - убежден писатель.

Поэтому так опасно вводить единственную религиозную доктрину в качестве государственной и принудительной.

«Законодатель в гражданском обществе также не имеет на это право», - пишет Виланд. – «Он не должен вводить какую-либо религию в качестве принудительного закона, а также мешать или притеснять какую-либо религию с помощью такого принудительного закона».

«Слово «господствующий» применительно к религии является полным нонсенсом. Ибо ни одна религия не имеет право господствовать над другими», - заключает Виланд.

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

Ярлыки: , , , ,